Оценка деятельности судов и судей

Полезная информация в статье: "Оценка деятельности судов и судей" с профессиональной точки зрения. Мы подготовили полную информацию по вопросу и пусть каждый сделает свои выводы. Если что-то не понятно - обращайтесь к дежурному юристу.

Оценка деятельности судов и судей

Астафьев А.Ю. преподаватель кафедры уголовного процесса Воронежского государственного университета

Эффективность судебной деятельности: способы и субъекты оценки

Оценка судебной деятельности должна опираться на все доступные информационные источники, которые условно можно разделить на две группы: внутренние

и внешние.

Первую группу

составляют: процессуальные оценки работы суда (судьи) вышестоящими судебными инстанциями при осуществлении контрольных полномочий; оценки органов судейского сообщества; оценки отдельными судьями собственной работы и работы своих коллег.

Процессуальные оценки

могут быть как негативными (отмена или изменение судебного решения; вынесение частных определений), так и положительными (оставление судебного решения в силе). При этом количество отмененных или измененных решений конкретного судьи (суда) не является однозначным показателем об эффективности его работы, поскольку основания отмены или изменения судебных решений, указанные в законе, не одинаковы по значимости. Скажем, все процессуальные нарушения, указанные в ч. 2 ст. 381 УПК РФ (обычно их называют «безусловными кассационными основаниями») формально равнозначны и влекут отмену приговора. Тем не менее не все они свидетельствуют о дефектах судебной работы. Предположим, один приговор отменен вследствие нарушения тайны совещания присяжных при вынесении вердикта, несмотря на то, что судебное разбирательство проведено процессуально безупречно. Причина отмены другого приговора – непредоставление подсудимому последнего слова. В обоих случаях имеют место существенные процессуальные нарушения. Равноценна ли по качеству работы двух судей? Очевидно, что нет. Соответственно, и подход к оценке их профессиональной деятельности должен быть различен.

Оценка законности судебного решения вышестоящими инстанциями допускает «конфликт интерпретаций», когда отмененное (измененное) при кассационном рассмотрении дела решение пересматривается в надзорном порядке, либо, напротив, отменяется (изменяется) решение, оставленное кассационной инстанцией в силе. Кассационное реагирование в обоих случаях является неэффективным. В первом исправлено верное решение, т.е. проявлена необоснованная активность, во втором – судебная ошибка осталась невыявленной, суд не проявил надлежащей инициативы. Здесь, на наш взгляд, дифференцированный подход уже не требуется. (?)

В связи с приведенными примерами нельзя не затронуть проблему стабильности судебных решений. Традиционно положительно оценивается работа судьи, имеющего наименьшее количество отмененных решений. Допустим, что приговор одного судьи оставлен в силе кассационной и надзорной инстанцией, приговор другого судьи – изменен в кассации, но при последующем рассмотрении дела в надзорном порядке, принято решение, совпадающее с первоначальным. Процент «стабильности» должен быть признан одинаковым.

Процессуальные оценки работы суда (судьи) контролирующими инстанциями обобщаются в судебной статистике. По итогам каждого полугодия и года Судебный департамент при Верховном Суде РФ публикует в средствах массовой информации, а также размещает на своем сайте обзоры о деятельности судов общей юрисдикции в целом по Российской Федерации. Помимо обзоров на сайте Судебного департамента размещаются аналитические справки и статистические таблицы по основным показателям работы судов общей юрисдикции [1] . Судебная статистика представляет собой обширный информационный массив. Тем не менее это – не более чем данные для анализа. Принципы ведения статистики, выбор форм отчетности, статистических показателей, в конечном счете, сказывается на степени обоснованности оценок эффективности деятельности судебной системы. Поэтому статистические показания должны быть максимально конкретизированы. В первую очередь, это касается оснований отмены или изменения судебных решений.

Оценки органов судейского сообщества

находят отражение, прежде всего, в результатах работы квалификационных коллегий судей. Негативная оценка (профессиональной) деятельности судьи квалификационной коллегией выражается в наложении на судью дисциплинарного взыскания. Высшая квалификационная коллегия судей РФ знакомится с работой квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации, заслушивает сообщения их председателей о проделанной работе и дает рекомендации, направленные на совершенствование деятельности указанных коллегий; изучает и обобщает практику работы квалификационных коллегий судей [2] . В настоящее время рассматривается возможность (подготовлен законопроект) создания в России дисциплинарного судебного присутствия, главной целью которого будет являться рассмотрение споров, возникающих в связи с принятием решений квалификационных коллегий о прекращении полномочий судей.

Оценки судебной деятельности содержаться также в постановлениях Совета судей РФ и региональных советов судей. Кроме того, при Совете судей РФ действует комиссия по этике, куда каждый судья может обратиться в случае возникновения коллизионных ситуаций, связанных с его служебной и внеслужебной деятельностью и получить компетентное заключение по проблемному вопросу.

Следует отметить, что оценки отдельными судьями собственной работы и работы своих коллег,

носят, преимущественно, неформальный характер. Нормы профессиональной этики запрещают судье публично, вне рамок профессиональной деятельности, подвергать сомнению решения судов, вступившие в законную силу.

В соответствии с позицией Европейского суда по правам человека, судья также не может подвергать критике принятые им же судебные решения (постановление от 29 июня 2004 по делу Сан Леонард Бленд Клаб против Мальты

). Как однако должен действовать добросовестный судья, если он приходит к выводу об ошибочности своего решения? Данный вопрос имеет процессуальное значение и, думается, должен быть урегулирован если не законодательном уровне, то хотя бы в нормативных актах органов судейского сообщества.

Вторая группа оценок – это оценки внешние.

[3]

Эта группа также неоднородна по своему составу .

Она включает оценки субъектов, находящихся вне судебной системы и напрямую не связанных с ней. Это компетентные оценки независимых экспертов (главным образом, ученых) и неправительственных экспертных организаций, таких как Европейская комиссия по эффективности правосудия ( European Commission for the efficiency of justice), Международная ассоциация юристов (I international B ar A association ) и др. Сюда же необходимо отнести оценки, исходящие от субъектов, обособленных от судебной системы, но постоянно взаимодействующих с ней, т.е. государственных обвинителей и адвокатов. Не менее важны оценки т.н . «непрофессиональных участников процесса» (в западной терминологии «получателей судебных услуг»). Речь в данном не только о неформальных оценках, получаемых в ходе социологических исследований, но и о непосредственно процессуальных оценках, которые отражаются в жалобах (представлениях) в вышестоящие судебные инстанции.

К субъектам внешних оценок, полагаем, следует, отнести также и СМИ, освещающие судебные процессы

. Сведения, получаемые из СМИ, формируют общественное отношение к судебной власти, влияют на готовность граждан обращаться за судебной защитой. В сознании населения складывается определенный образ правосудия. Поэтому как для общества, так и для самой судебной системы важно, насколько компетентно и беспристрастно обеспечивается гласность правосудия.

Еще недавно в литературе отмечалось, что судебная власть не рассматривает взаимодействие с прессой и связи с общественностью как важное направление управленческой деятельности; судейское сообщество считает достаточным ограничиться в сфере информационной деятельности инфраструктурным обеспечением открытости информации [3] и т.п. В настоящее время можно утверждать, что ситуация меняется. Совет судей РФ придерживается позиции о необходимости для судов в большей мере опираться на поддержку гражданского общества, общественных организаций, в том числе правозащитных организаций и независимых квалифицированных СМИ [4] . Ответные шаги наблюдаются и со стороны прессы. В сентябре 2008 года Союз журналистов России на своем IX съезде принял обращение, в котором указано, что независимость судебной власти и независимость СМИ в демократическом обществе неразделимы. Были сформулированы предложения по укреплению взаимопонимания между судейским и журналистским сообществами и направлениях дальнейшего развития сотрудничества между ними [5] .

Комплексную внешнюю оценку качества работы судов может проводить и специально созданная судебная инспекция (комиссия).

В Голландии, например, независимая инспекционная комиссия раз в четыре года посещает каждый из судов для оценки проведения ими различных мероприятий по повышению качества их работы. Специальные судебные комиссии оценивают эффективность работы судов в США [6] .

Можно предположить, что роль внешних оценок эффективности судебной деятельности будет увеличиваться. В Постановлении Правительства РФ от 19 августа 2011 г. N 694 «Об утверждении методики осуществления мониторинга правоприменения в Российской Федерации» [7] перечислены информационные источники, используемые при осуществлении мониторинга правоприменения. Наряду со статистической информацией и практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов, указывается на необходимость использования информации почерпнутой из СМИ, а также социологической информации, формируемой на основе социологических исследований .

В настоящее время исследования, в большей или меньшей степени касающиеся эффективности судебной деятельности, проводят такие организации как Фонд «Общественное мнение» (ФОМ), «Левада-Центр», Всероссийский центр исследований общественного мнения (ВЦИОМ), Институт сравнительных социальных исследований (ЦЕССИ), Региональный общественный фонд «Информатика для демократии» (Фонд ИНДЕМ), Центр социального прогнозирования (ЦСП), Социологический центр Российской академии государственной службы при Президенте РФ (СЦ РАГС) и др. [8] В рамках проводимых данными организациями исследований изучается место судебной системы в рейтинге доверия граждан проблемы и причины, которые мешают судам эффективно работать и т.п.

В июле 2011 г. в Ярославле представителями неправительственных организаций было подписано соглашение о принципах общественного мониторинга судебной деятельности. В соглашении подчеркивается, что информирование судов и органов судейского сообщества, а в необходимых случаях и согласование с ними целей мониторинга, его объекта, сроков проведения, методов, требований к наблюдателям (исполнителям), способов обнародования полученных результатов существенно повышает эффективность мониторинга и достоверность его результатов [9] .

В Ростовской области постановлением Совета судей образована Общественная комиссия по вопросам эффективности и доступности правосудия. В состав Общественной комиссии входят представители научно-образовательных учреждений Ростовской области, представители средств массовой информации, представители правозащитных и иных общественных организаций Ростовской области. Задачами Общественной комиссии является взаимодействие населения с судейским сообществом по вопросам совершенствования доступности правосудия, выработка и продвижение единой позиции населения и судейского сообщества Ростовской области в оценке качества и эффективности правосудия [10] .

Механизме воздействия внешних (общественных) оценок на функционирование судебной системы – вопрос, требующий серьезного изучения. Эффективность правосудия не может определяться только внутренними оценками. Информация, исходящая непосредственно из самой системы правосудия, возможно, является наиболее полной, но это лишь «сырой материал». Государственная судебная статистика, представляющая собой совокупность количественных показателей эффективности судопроизводства, должна дополнятся качественным анализом, а его результаты доводиться до сведения судей.

[1] Инструкция по ведению судебной статистики (утв. Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29.12.2007 N 169) // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[2] Об органах судейского сообщества в Российской Федерации : Федеральный закон Российской Федерации от 14.03.2002 N 30-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 N 96-ФЗ , от 14.08.2004 N 100-ФЗ , от 05.04.2005 N 33-ФЗ , от 25.12.2008 N 274-ФЗ , от 17.07.2009 N 157-ФЗ , от 24.07.2009 N 210-ФЗ , от 09.11.2009 N 246-ФЗ , от 28.11.2009 N 296-ФЗ , от 08.12.2010 N 346-ФЗ ) // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[3] Шурыгина Е.Г. Изменение социокультурного статуса института суда в современном российском обществе: коммуникативные компоненты легитимации : автореф. дис. … канд. соц. наук. Ростов-на-Дону, 2009. С. 21.

[4] Постановление Президиума Совета судей от 15 апреля 2010 «О повышении эффективности использования ресурсов гражданского общества при взаимодействии с судами» // Доступ из справ.-правовой системы «Гарант».

[5] Цит. по: Шурыгина Е.Г. Изменение социокультурного статуса института суда в современном российском обществе: коммуникативные компоненты легитимации : автореф. дис. … канд. соц. наук. Ростов-на-Дону, 2009. С. 26.

[6] См .: URL: http://www.ebrd.com/russian/downloads/research/law/lit11rk.pdf.;

[7] Постановление Правительства Российской Федерации от 19 августа 2011 г. N 694 «Об утверждении методики осуществления мониторинга правоприменения в Российской Федерации» // РГ. 24 августа 2011 г. № 5562

[8] Подробнее см.: Римский В.Л. Обзор социологических исследований судебной системы России, выполненных в период с конца 1991 года по настоящий момент. URL : http :// www . indem . ru / Proj / SudRef / soc / Rim 9128. htm .

Оценка эффективности правосудия.

В России первая попытка разработки системы критериев и показателей эффективности судопроизводства была предпринята в 2009 г. в рамках государственного федерального проекта «Поддержка судебной реформы» научно-исследовательским отделом группы компаний «Консалтум». Были учтены показатели, на регулярной основе рассчитываемые в судах общей юрисдикции и арбитражных судах; показатели, рассчитываемые Росстатом; показатели, рассчитываемые в международной практике и т.п. Авторы использовали как западный опыт, так и достижения отечественных ученых, заложивших основы теории эффективности правосудия.

В целом разработанная оценочная система показателей эффективности работы судебной системы состоит из 12 критериев:

1. Доступность судебного решения.

2. Независимость судей.

3. Открытость и подотчетность судов населению.

4. Качество судебного процесса.

5. Разрешение общественных противоречий, достижение социального компромисса в государстве на основе права.

6. Эффективность судебного разбирательства.

7. Кадровое обеспечение.

8. Финансовое, материально-техническое обеспечение судов.

9. Информационно-коммуникационное обеспечение судов.

10. Организация процесса судопроизводства.

12. Эффективность исполнения судебных актов.

Критериям оценки эффективности соответствуют определенные показатели, каждый из которых имеет свои индикаторы. К примеру, первый критерий («доступность судебного решения») раскрывается в таких показателях как: 1) физическая доступность; 2) финансовая доступность; 3) организационная доступность; 4) количество судей на 100 000 жителей. Индикатором финансовой доступности является размер судебных издержек; индикатором организационной доступности – удобный режим работы судов и т.д. На основании экспертного опроса в «Системе критериев…» определен вес индикаторов, представленный величиной, отражающая степень влияния индикатора на итоговую величину показателей эффективности работы судебной системы.

Предложенная система расчета индикаторов с использованием статистических данных и опросных методик, по утверждению ее авторов, позволяет

проводить регулярный мониторинг изменений показателей эффективности функционирования судебной системы Российской Федерации в ходе реализации реформ и представлять результаты мониторинга в удобном для восприятия формате .

Фактически это первая комплексная модель оценки эффективности правосудия в нашей стране, практика применения которой, думается, будет положительной для российской судебной системы. Внедрение оценочных процедур требует, однако, предварительной апробации данной методики. Первичная апробация была осуществлена Центром правовых программ Л. Никитинского при поддержке Волгоградского областного суда. Был выявлен ряд недостатков «Системы критериев…» и сформулированы предложения по ее совершенствованию [4]. Представляется очевидным, что включение в процедуру апробации «Системы критериев…» других судов ускорит процесс ее доработки. В настоящий момент инициативы со стороны судейского сообщества явно недостаточно. Можно предположить, что традиционная закрытость судебной системы, ее дистанцированность от общества, стереотипы мышления правоприменителей не позволяют пока в должной мере понять значение использования оценочных механизмов. Заметим, что в США, Финляндии, некоторых других странах предложения о создании и применении моделей качества правосудия исходили именно от органов судебной власти.

Всесторонняя оценка эффективности судебной деятельности предполагает использование всех доступных информационных источников. В большинстве существующих за рубежом систем оценки качества правосудия предусмотрена именно совокупная оценка, интегрирующая данные, полученные от различных субъектов, путем использования различных методов измерений.

Формальный подход к определению эффективности правосудия недопустим. Одни лишь статистические данные, например, не позволяют судить о том, как оперативность рассмотрения дел сказывается на ходе судебного разбирательства, законности и обоснованности выносимых решений, поэтому незначительный процент нарушений процессуальных сроков не свидетельствует об эффективности правосудия. Государственная судебная статистика, содержащая количественные показатели работы судебной системы, должна дополняться качественным (содержательным) анализом, основанном в том числе, на данных социологических исследований, а его результаты доводиться до сведения представителей судейского корпуса, органов исполнительной и законодательной власти, ответственных за проведение судебной политики.

Судебная система, как любая организация, для своего успешного функционирования должна поддерживать информационные связи с внешней средой, обладать свойством респонсивности (от англ. response – ответ, отклик), т.е. способности воспринимать воздействия и отзываться на них оптимальным образом. Включение в систему оценок правосудия результатов опросов общественного мнения и экспертных оценок способствует выявлению положительных и отрицательных сторон осуществления правосудия в государстве. Учет потребностей и ожиданий «судебных пользователей» («court users») позволяет планировать систему ответного воздействия. Оценка эффективности правосудия таким образом необходима как для внутреннего управления судебной системой (самоуправления), так и внешнего (законодательного регулирования). Не менее важны индивидуальные оценки, которые для ответственных правоприменителей являются стимулом к корректировке своего поведения, профессиональному совершенствованию.

Указанные оценки носят, по преимуществу, этико-юридический характер и этим принципиально отличаются от формально-правовых оценок, фиксируемых в судебной статистике. Так или иначе, изучение эффективности судебной деятельности не должно опираться только на юридические средства оценки (соотношение количества отмененных и измененных судебных решений с оставшимися в силе). Нельзя обойтись без аксиологического, ценностноориентированного подхода, при котором учитываются такие критерии как справедливостьи целесообразностьсудопроизводства. При этом акцент в значительной степени смещается с оценки судебного решения на оценку процессуальной деятельности, предшествующую его принятию, процедуру взаимодействия судьи с участниками судопроизводства в ходе разбирательства уголовного дела. Приговор суда неотделим от правоприменительной деятельности, результатом которой он является.

В Рекомендации № R (95) 12 Комитета министров Совета Европы от 11 сентября 1995 года относительно управления системой уголовного правосудия содержится предложение о введении в действие процедуры периодического и непрерывного контроля, направленного на анализ функционирования учреждений системы уголовного правосудия, оценку их эффективности и действенности и содействие совершенствованию их деятельности. Отмечается, что прогресса в этих областях можно достичь с помощью либо созданиявнутренних консультационных органов, либо использования услуг внешних консультантов.

Полагаем, что для изучения различных аспектов эффективности правосудия требуется взаимодействие и согласование усилий общественных организаций, Судебного департамента при Верховном Суде РФ, представителей научного сообщества, с тем чтобы исследования носили полномасштабный и комплексный характер. Не исключена возможность создания единого координационного центра по изучению эффективности правосудия, в состав которого войдут научные и практические работники.

В заключении отметим, что понятие «эффективность» постепенно начинает использоваться законодателем. В ст. 6.1. УПК («Разумный срок уголовного судопроизводства») указывается, что при определении разумного срока уголовного судопроизводства учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда и лиц, осуществляющих уголовное преследование.

Эффективность правосудия есть способность (свойство) правосудия как вида осуществляемой судом в установленной законом процессуальной форме государственной деятельности по рассмотрению и разрешению конкретных судебных дел с вынесением по ним законных, обоснованных и справедливых постановлений обеспечивать при определенных условиях достижение социально значимых целей. Эта способность характеризуется отношением фактически достигнутого правосудием уровня целей к нормативно установленному законом.

Чтобы решить практический вопрос об измерении эффективности правосудия, исследователь должен иметь четкое представление о его «эталоне», т.е. о тех социально полезных целях, которые могут быть достигнуты с помощью правосудия как вида специфической государственной деятельности. Без такого «эталона» (шкалы) нельзя оценить правосудие, поэтому нормативная оценка целей правосудия приобретает качество нормативной обязательности (категорический императив) при организации функционирования судебной системы. Цель правосудия отражает то, что должно быть достигнуто в результате его осуществления. Поскольку социальных целей, которые могут достигаться правосудием, чрезвычайно, много, законодатель поставлен перед необходимостью определения основных типов данных целей и закрепления их в законе, то и эффективность правосудия должна определяться применительно ко всем целям. Разумеется, это не исключает выделения цели главной и определения комплексного показателя эффективности правосудия.

Оценка эффективности правосудия может и должна вестись с позиции основного требования: насколько оно гарантирует социальные условия, необходимые равно для всех людей в достижении ими своих правомерных целей.

Оценка эффективности проявляется посредством ряда критериев, которые характеризуют:

а) вынесение судами обоснованных и законных решений;

б) обеспечение судами прав лиц, участвующих в делах;

в) обеспечение судами других социально полезных результатов, указанных в законе.

Среди критериев эффективности правосудия должен быть указан и показатель названных трат, который призван отразить соблюдение важнейшего свойства категории «эффективность» — достижение результата с минимальными социальными издержками.

Измерение эффективности правосудия как разновидность государственно-правового исследования характеризуется следующими признаками:

а) направлено на определение конкретно-исторического состояния правосудия;

б) проводится с целью обеспечения компетентных органов государства необходимой информацией для принятия обоснованных решений, направленных на изменение правосудия в сторону повышения его эффективности;

в) осуществляется с помощью специальных методов судебной статистики и социологии.

Измерение уровня эффективности правосудия при всей его важности не является все же самоцелью. Его результаты выступают лишь исходной базой для поиска более результативных моделей организации и осуществления правосудия. Определив состояние правосудия, необходимо переходить к новому этапу исследования: установлению причин неэффективности правосудия и определению путей их устранения.

Можно подчеркнуть, что целью измерения эффективности правосудия является наиболее полное выявление недостатков, имеющих место в его организации и осуществлении, и прогнозирование более эффективных его моделей.

Процесс подготовки к измерению эффективности правосудия можно разделить на две стадии:

а) определение целей правосудия;

б) определение методов и техники сбора и обработки информации о правосудии в конкретно-исторических условиях.

Если цели правосудия, получившие закрепление в законе и правильно познанные наукой, характеризуются относительной статичностью, т.е. исследователь может не определять их каждый раз, то методы и техника сбора и обработки информации подвержены определенной динамике, требуют от исследователя навыков и умений по их применению. Измерение эффективности правосудия возможно при наличии следующих условий:

а) исследователь располагает сведениями о критериях, характеризующих качество правосудия;

б) определена мера влияния каждого критерия (признака) на конечные результаты правосудия;

в) если, кроме максимально достижимой для каждого критерия оценки, будут вычислены, определены различные степени приближения к идеальному результату; г) если различные критерии (признаки) будут соотнесены между собой количественно по значению и степени влияния на качество правосудия.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Процессуальные гарантии эффективности судебной деятельности.

Совершенствование правосудия заключается в развитии средств и способов достижения его целей, системы юридических и неюридических гарантий.
Изучение гарантий правосудия требует предварительной определенности относительно целого ряда вопросов, которые также освещаются в диссертации: выбор критериев и показателей эффективности правосудия, правильность методологии оценки качества судебной деятельности и т.д. Самыми значимыми, по мнению автора, гарантиями эффективности правосудия выступают независимость судей и механизм правового контроля за деятельностью судьи. Их изучению в работе уделено особое внимание, так как они охватывают разнообразные средства и способы достижения целей правосудия.

Правосудие эффективно, если уголовно-процессуальный и лежащий в его основе уголовно-правовой конфликт разрешены в соответствии с назначением уголовного судопроизводства и по делу вынесено законное, обоснованное и справедливое решение. Оценка эффективного правосудия охватывает оценку судебного решения и предшествующей ему правоприменительной деятельности. Эффективное правосудие должно удовлетворять двум условиям: а) соблюдение баланса интересов государства и личности; б) соблюдение баланса законных интересов обвиняемого и потерпевшего.

2. Предлагается теоретическая модель эффективности правосудия, содержащая стандарты эффективности и характеризующая правосудие,

[1]

способное в равной степени установить истину и защитить права личности; раскрываются процессуальные, организационные и коммуникативные аспекты эффективности правосудия.

3. Процессуальные гарантии являются функциональным понятием, охватывающим систему установленных процессуальным законом и иными нормативными актами средств (нормативных предписаний) и способов (процессуальных действий), направленных на реализацию целей правосудия. Понятие «эффективность» означает степень достижения целей, поэтому правильнее говорить не о «гарантиях правосудия», а о «гарантиях эффективного правосудия», действенность которых проявляется, главным образом, в процессе правоприменения. Его оценка требует деонтологического подхода, при котором объектом исследования является личность правоприменителя, его ценностно-мотивационные установки, психологические особенности взаимодействия с другими участниками судопроизводства.

4. Процессуальные гарантии правосудия следует рассматривать прежде всего как процессуальные гарантии эффективности деятельности судьи. Содержание данного понятия включает нормы УПК РФ в единстве с нормами других законов, Конституции РФ, положениями международно-правовых актов, процессуально-этическими нормами (Кодекс судейской этики), и правоприменительную деятельность судей.

5. Процессуальная независимость судьи, т.е. возможность принятия решений в рамках закона в соответствии со своим внутренним убеждением, является системообразующей гарантией эффективности судебной деятельности при отправлении правосудия. Независимость судей является процессуально-этической гарантией, поскольку сочетает в себе как правовые, так и нравственно-психологические аспекты.

6. Важнейшей составляющей процессуальной независимости судьи, гарантирующей эффективность правосудия, является инициативная деятельность судьи как субъекта доказывания. Судье следует принимать все предусмотренные законом меры для устранения разумных сомнений, препятствующих вынесению обоснованного решения по делу. Устранения разумных сомнений, препятствующих вынесению обоснованного решения по делу — одно из направлений доказательственной деятельности судьи.

Видео (кликните для воспроизведения).

7. Процессуальная независимость судьи ограничена установленными в УПК РФ пределами судейского усмотрения. Основная причина ограничения судейского усмотрения — расширение начал диспозитивности в уголовном судопроизводстве: чем большими возможностями по распоряжению своими правами наделены стороны, тем меньше сфера судейской дискреции. Наряду с процессуальными ограничениями, на усмотрение судьи оказывают влияние внутренние управленческие отношения в судебной системе (воздействие председателя суда, разъяснения Верховного Суда РФ, решения вышестоящих инстанций по конкретным делам и т.д.).

8. Существенное значение в системе гарантий эффективности правосудия имеют контрольные механизмы, представляющие собой совокупность средств и способов предотвращения и исправления нарушений закона, проверки законности и обоснованности судебных решений и применения к судьям юридической ответственности. Контроль за деятельностью судьи в уголовном процессе осуществляется как в процессуальной, так и в непроцессуальной форме. Процессуальный контроль выражается в деятельности вышестоящих судебных инстанций. Непроцессуальный охватывает деятельность органов судейского сообщества, рассматривающих вопросы привлечения судей к ответственности за ненадлежащее исполнение ими своих профессиональных обязанностей и дающих согласие на возбуждение уголовного дела в отношении судьи.

9. Возможность исправления судебных ошибок и привлечения судей к дисциплинарной и уголовной ответственности имеет значение общей и частной превенции. При этом чем более абстрактно сформулированы в законе основания ответственности, тем менее эффективно применение соответствующей нормы, расширяются границы ее толкования в зависимости от усмотрения вышестоящих инстанций

10. Особое место в ряду контрольных механизмов, обеспечивающих эффективность правосудия, занимает самоконтроль судьи, имеющий нравственно-правовую природу. Самоконтроль судьи предполагает морально-правовую оценку процессуальной ситуации и обоснование соответствующего решения. Эффективность процессуальных действий судьи, охватываемых понятием «самоконтроль», находится в тесной связи с активностью других участников уголовного судопроизводства.

11. Предложения по изменению УПК РФ, направленные на совершенствование статуса судьи как субъекта доказывания, усиление гарантий его процессуальной независимости, оптимизацию взаимодействия с другими участниками уголовного судопроизводства:

— право суда на собирание доказательств по собственной инициативе для устранения разумных сомнений в оценке представленных сторонами доказательств;

— право суда по собственной инициативе отстранять присяжных заседателей от дальнейшего участия в судебном разбирательстве при возникновении оснований, препятствующих их участию в рассмотрении дела;

— право вызова председательствующим присяжных из совещательной комнаты для разъяснения неточностей и исправления ошибок, допущенных в напутственном слове;

— обязанность суда составлять судебное заключение об обоснованности отказа прокурора от обвинения;

— необходимость решения вопроса об отводе, заявленном судье, единолично рассматривающему уголовное дело, председателем суда (его заместителем);

— право возвращения судьи из совещательной комнаты после окончания судебного следствия для обсуждения со сторонами вопроса об исключении доказательств;

— обязательность указания в оправдательном приговоре, постановленном на основании пп. 1-2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, на наличие неустранимых сомнений относительно виновности лица либо относительно фактических обстоятельств уголовного дела;

— установление возможности разъяснения судьей приговора участникам уголовного процесса;

— закрепление дополнительного основания возобновления производства по делу ввиду новых обстоятельств: решение квалификационной коллегии судей о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности в связи с грубым нарушением процессуальных норм при рассмотрении дела.

В качестве основного критерия эффективности судебной деятельности рассматривается законность, которая имеет количественные показатели, позволяющие применить развернутую систему оценок эффективности правосудия. Главными показателями законности являются: 1) количество отмененных или измененных приговоров; 2) количество частных определений (постановлений) вынесенных в адрес судьи (суда); 3) количество дисциплинарных взысканий, примененных в отношении судей квалификационными коллегиями за нарушения, допущенные при рассмотрении уголовных дел; 4) количество случаев привлечения судей к уголовной ответственности за совершение преступных действий, повлекших вынесение неправосудного решения.

Во втором параграфе «Процессуальные гарантии правосудия как гарантии эффективности судебной деятельности» рассматриваются различные подходы к пониманию сущности процессуальных гарантий, дается их авторское толкование.

В уголовном процессе эффективность нормы как средства достижения целей правосудия означает, в первую очередь, эффективность ее реализации в процессуальной деятельности, которая является способом достижения целей правосудия. Процессуальные гарантии поэтому следует трактовать как функциональное понятие, охватывающее систему установленных процессуальным законом и иными нормативными актами средств и способов, направленных на осуществление задач правосудия. Соответственно, система процессуальных гарантий правосудия представляет собой, с одной стороны, совокупность процессуальных норм, с другой — совокупность процессуальных действий и решений.

В работе обосновывается мнение о том, что средства и способы достижения целей правосудия имеют в своей основе установленные процессуальным законом дозволения, следствием которых является вариативность действий судьи в рамках процессуальной формы; а также требования и ограничения, существенное нарушение которых влечет: а) утрату доказательственного значения установленных фактов; б) признание судебного решения недействительным; в) вынесение вышестоящей инстанцией частного определения в адрес судьи; г) применение к судье

дисциплинарных санкций; д) привлечение судьи к уголовной ответственности.

Процессуальная деятельность судьи регулируется не только правовыми, но и этическими нормами, формально-определенный характер которым придает их закрепление в Кодексе судейской этики, международно-правовых актах, затрагивающих вопросы служебного поведения судей. Указанные нормы представляют собой процессуально-этические гарантии судебной деятельности.

Сущность эффективного правосудия, на взгляд диссертанта, может быть сформулирована как достижение истины по делу при соблюдении прав и законных интересов лиц, участвующих в судопроизводстве. С учетом оценки влияния тех или иных процессуальных средств и способов на достижение целей правосудия правильнее говорить не о «гарантиях правосудия», а о «гарантиях эффективного правосудия». Эффективным является правосудие, в способное равной степени установить истину и защитить права личности.

Опираясь на действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ, автор показывает соотношение критериев эффективности правосудия (законное, обоснованное и справедливое разрешение уголовных дел; соблюдение прав и законных интересов лиц, участвующих в деле; возмещение ущерба, причиненного преступлением) и процессуальных гарантий, выделяя по каждому критерию основные и дополнительные гарантии.

Диссертант считает необходимым прямо предусмотреть в УПК РФ следующие полномочия судьи:

1) право выносить постановление о проведении осмотра местности и помещения, следственного эксперимента, предъявления для опознания не только по ходатайству сторон, но и по собственной инициативе;

2) право по собственной инициативе вызывать дополнительных свидетелей, если это необходимо для подтверждения заявленных сторонами

доводов и представленных ими доказательств и при этом ни одна из сторон не заявляет соответствующего ходатайства.

Предлагается также устранить противоречия в ст. 229 УПК РФ, указав на возможность проведения предварительного слушания для обсуждения вопроса об исключении доказательств по инициативе суда.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Оценка деятельности судов и судей

Информационно-справочная служба
8 (8172) 78-09-14, 78-09-16

Телефон доверия
78-09-99

Критерии качества

Критерии качества

Андрей Журавлёв,
заместитель председателя
Четырнадцатого ААС,
кандидат юридических наук

На совещании по вопросам совершенствования судебной системы, проходившем 4 февраля 2010 г., Президент РФ Дмитрий Медведев подчеркнул, что необходимо создать качественное правосудие, которое помогает гражданам непосредственно в России (см.: http://news.kremlin.ru/news/6787).
Качество работы судов складывается из качества работы судей — конкретных носителей судебной власти. Однако законодательное определение качества работы судьи сегодня отсутствует. В то же время актуальность данного вопроса подтверждается тем, что улучшение качества работы судов и выносимых судебных решений является одним из ожидаемых результатов реализации Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы» (Постановление Правительства РФ от 21.09.2006 № 583 (ред. от 17.03.2009) «О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2007-2011 годы».

К вопросу о критериях оценки качества работы судей

Изучение регламентации вопросов дисциплинарной ответственности судей. Принципы действия института Судебного Жюри. Универсальные критерии оценки качества работы судей, которые применимы в отношении судей областных судов, по выносимым ими судебным актам.

Рубрика Государство и право
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 23.02.2018
Размер файла 21,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

К вопросу о критериях оценки качества работы судей

дисциплинарный ответственность суд акт

Представляется, что данный вопрос требует своего безотлагательного разрешения, так как ныне существующая система критериев оценки качества работы судей местных судов, на наш взгляд, представляет собой наиболее консервативный институт, позаимствованный из прошлого.

В то время, как произошли существенные, во-многом радикальные изменения законодательной регламентации процессуальной деятельности судов по рассмотрению уголовных и гражданских дел. базирующиеся на конституционных принципах гарантирования государством защиты неотъемлемых прав и свобод личности, оценка качества работы конкретных судей до сих пор основывается на статистических данных, а именно, наличии либо отсутствии отмен и изменений вынесенных судебных актов.

При этом, можно отметить сложившуюся в последние годы явно неполезную практику фактического уравнения понятий «отмена» и «изменения» судебного решения, основанную на чисто механическом отнесении подобных случаев к «браку» в работе судей.

На наш взгляд, такое положение является в корне неправильным. Вообще, понятие «брак» и работе судов нужно применять с известной осторожностью, и оговорками, так как в отношении правосудия речь идет не о производственном конвейере, а судьбах конкретных людей.

Общеизвестно, что в ходе проводимой судебной реформы в Республике Казахстан существенно повышен статус судьи, введена и действует система определенных гарантий независимости и; деятельности, что закреплено в Конституции, Конституционном законе РК «О судах и статусе суде! Республики Казахстан», других законодательных актах.

Соответственно, высока степень ответственности, возлагаемая на судей, как вершителе правосудия от имени государства, и государство вправе рассчитывать на добросовестное профессиональное исполнение своего служебного долга от каждого конкретного судьи.

Не случайно, столь скурпулезно регламентированы вопросы дисциплинарной ответственности судей, введен в действие институт Судебного Жюри.

Однако, считаем необходимым напомнить, что судебный процесс — это всегда спор сторон облеченный в строго процессуальную форму. Общеизвестны особенности, например, уголовного гражданского процесса, и не будем на них останавливаться.

Отметим лишь общий принцип, применимый ко всем отраслям судебного процесса, это главенствующий, основополагающие деятельности каждого из судей по отправлению правосудия, именно: судьи при отправлении правосудия независимы и подчиняются только закону и совести; п конкретным делам судьи не подотчетны.

Соответственно, из этого вытекает и это законодательно закреплено), что судья не может нести дисциплинарную ответственность, если отмена или изменение вынесенного им судебного решения связано с оценкой доказательств судом.

Думается, что этот принцип — сердцевина всей проблемы.

Работа судьи — творческая, сродни научно-исследовательской, если хотите, писательской, то ест всегда авторская и не нужно ее сводить к механической отписке, руководствуясь в первую очередь; количественными показателями (нагрузка, соблюдение сроков). Хотя этот вопрос также важен сам и себе, но это вопрос производный, не влияющий на суть проблемы. Ведь в судах рассматриваются самые различные дела по объему, по сложности, количеству проходящих лиц, поэтому чисто цифровой подход не допустим.


Исходя из этого, недопустим и чисто формальный подход и к оценке деятельности конкретного судьи: столько-то дел рассмотрено, столько-то отмен и изменений. Так как в этих случаях, не проводят, дифференциации отмен и изменений судебных решений, не учитывая те из них, которые были отменены и изменены в связи с оценкой доказательств судом 1-ой инстанции, мы рискуем добиться того, что суд будут представлять из себя лишь исполнителей, руководствующихся принципом наименьшей «безопасности» для себя, а не законом и совестью.

Вот корень проблемы.

Цель правосудия — восстановление справедливости не может быть достигнута, если его вершители будут постоянно думать лишь о количественных, цифровых показателях своей работы.

В таких условиях не приходится говорить о высоком служении судьи, его духовно-нравственной основе, без чего судья, по сути является не судьей, а судейским чиновником, своего рода придатком могущественной системы исполнительной власти, личностью безвольной и послушной, управляемой через систему негласного согласования принимаемых решений с вышестоящим руководством.

А это, простите, чревато сползанием к тем временам, о которых всегда нужно помнить — диктатуре идей и мнений, а не закона и совести, что не имеет ничего общего с правовыми условиями развитых демократических государств, высокому стандарту которых стремится соответствовать наша страна.

Как известно, в 2010 г. Казахстану предстоит председательствовать в ОБСЕ; решается на законодательном уровне вопрос о признании Казахстаном юрисдикции и присоединения к работе Международного Суда по правам человека в г. Страсбурге.

Поэтому, исходя из велений времени, полагаем, что необходимо перестраивать сложившееся годами стереотипное отношение к оценке деятельности конкретных судей лишь по цифровым показателям их работы, относя отмены и изменения судебных актов однозначно в «пассив» судьи.

Если уж нельзя в настоящее время отойти от оценки деятельности судей по цифровым показателям, то нужно строго дифференцировать причины отмен и изменений, однозначно не принимая во внимание те случаи, когда это касалось оценки доказательств вышестоящими судебными инстанциями. В таких случаях, результаты работы судьи должны быть обращены в простую статистику, не влияющую на оценку качества его работы.

Процесс — это форма жизни материального закона, и без отмен и изменений судебных решений не обойтись, так как нередко через них проходит путь к установлению истины по делу.

Касаясь причин имеющих место отмен и изменений судебных актов, необходимо учитывать, что они детерминированы объективными и субъективными факторами. К объективным относится уровень нагрузки судьи, обеспеченность условий работы, включая сюда условия жизни и отдыха судьи, обеспеченность жильем, его семейное положение, уровень дохода и т.д. К субъективным — особенности личности судьи, его интеллектуальный статус, жизненный и практический опыт, а также особенные черты характера, личностные устремления — желание работать, совершенствоваться профессионально и т.д.

То есть это сложный комплексный вопрос. Нельзя требовать идеальной отдачи от человека, находящегося отнюдь не в идеальных условиях повседневной реальности.

Это очень тонкая материя, и к этому вопросу нужно подходит комплексно и чрезвычайно осторожно, чтобы не подавить личность судьи. Поскольку решение поставленных перед всей судебной системой задач невозможно без независимого суда, состоящего из свободных, развитых личностей, профессионалов своего дела, с устойчивой гражданской позицией. Необходимо учитывать, что все судьи местных судов назначаются на должности Указом Президента, что подтверждает их высокий социальный статус.

Говоря о критериях оценки качества работы судей, необходимо иметь в виду, что эти критерии универсальны, то есть применимы в отношении судей областных судов, по выносимым последними судебным актам.

Сложнее с оценкой деятельности областного суда в целом.

В настоящее время работа областных судов оценивается, в первую очередь, по результатам пересмотра решений районных и приравненных к ним судов в апелляционном и надзорном порядке, то есть в основном, в том же областном суде.

Тем самым руководство областного суда попадает в сложное положение, когда для достижения наилучших результатов, вынуждено так или иначе регулировать вопросы отмен и изменений судебных решений нижестоящих судов.

Полагаем, что в свете проводимой судебной реформы, с исключением из подведомственности областных судов рассмотрение дел по 1-ой инстанции, работа апелляционных и кассационных коллегий областного суда должна ориентироваться лишь на неукоснительное выполнение требований закона, не взирая на показатели работы районных и приравненных к ним судов (без оглядки на статистику). Соответственно, оценка качества работы сулей областных судов будет проводиться по результатам рассмотрения дел в надзорном порядке в Верховном Суде РК.

Уверены, что это позволит персонифицировать ответственность судей, послужит явным стимулом для усиления ответственности судей, стремлению к качественному отправлению правосудия, с соблюдением всех требований закона, и, в конечном счете, импульсом к наполнению новым содержанием деятельности как Дисциплинарно-квалификационных коллегий, так и Судебного Жюри.

При таких условиях судьями смогут работать только те, кто в полной мере соответствует предъявляемым к личности судьи высоким требованиям, способен осуществлять правосудие на самом высоком уровне.

Полагаем, что при таком подходе, в сочетании с постоянной работой по подбору и расстановке лучших кадров, умелом моральном и материальном стимулировании тех судей, кто работает с высоким качеством и т.д., можно в максимальной степени рассчитывать на то, что судебная система освободится от «случайных» людей, будет в полной мере выполнять ту высокую роль, которая отведена ей в системе государственной власти.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Независимость судей — важнейший принцип правосудия. Классификация гарантий независимости судей. Порядок отбора и наделения судей полномочиями. Судейская неприкосновенность (иммунитет). Тенденции развития независимостей судей в гражданском процессе.

курсовая работа [41,6 K], добавлен 23.12.2010

Основные требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи. Права и обязанности судей. Проблема профессиональной подготовки кандидатов. Прекращение полномочий судей общих и хозяйственных судов. Материальное и социальное обеспечение судей.

курсовая работа [55,2 K], добавлен 01.12.2013

Сущность судебной реформы в России 1864 г. и контрреформы 80-х-90-х годов ХIХ в., их роль в становлении института мировых судей. Создание и особенности применения законодательной базы института мировых судей. Воссоздание института мировых судей в России.

курсовая работа [56,2 K], добавлен 02.10.2011

Судейский корпус. Статус судей. Требования, предъявляемые к кандидатам в судьи. Отбор кандидатов. Наделение кандидатов полномочиями судьи. Права судей. Независимость судей. Приостановление полномочий судьи. Неприкосновенность судьи.

реферат [20,0 K], добавлен 25.04.2007

Понятие правового статуса и социальной защиты судей. Их нормативное регулирование. Активизация деятельности судей по осуществлению правосудия согласно законодательству Российской Федерации. Эффективность отдельных видов гарантий социальной защиты судей.

курсовая работа [26,6 K], добавлен 06.08.2009

Особенности правового положения судей, присяжных и арбитражных заседателей. Конституционно-правовые гарантии принципа независимости судей в Российской Федерации. Основные обязанности присяжного заседателя. Полномочия квалификационных коллегий судей.

курсовая работа [52,5 K], добавлен 15.11.2012

Понятие и принципы организации судебной системы Российской Федерации, виды судов. Квалификационные требования, полномочия, дисциплинарная ответственность и гарантии судей. Порядок и основания отзыва и досрочного прекращения полномочий судебного корпуса.

курсовая работа [43,5 K], добавлен 26.01.2011

Особенности правового регулирования института мировых судей, его место и роль в системе органов судебной власти России. Информатизация деятельности мировых судей как мера повышения эффективности судопроизводства, обеспечения доступности правосудия.

дипломная работа [130,7 K], добавлен 27.06.2016

Мировой суд и его компетенция. Правовое регулирование места института мировых судей в судебной системе РФ. Особенности правового статуса мировых судей в РФ. Принципы формирования судебных участков мировых судей. Правоспособность и дееспособность судьи.

курсовая работа [38,9 K], добавлен 12.06.2015

Принципы правового статуса судей, народных и присяжных заседателей. Права, обязанности, полномочия и ответственность судей; гарантии их независимости, материальное и социальное обеспечение. Меры правовой и социальной защиты судов. Кодекс чести судьи.

Видео (кликните для воспроизведения).

реферат [41,9 K], добавлен 22.11.2010

Источники


  1. Горшенева, И.А. Теория государства и права. Гриф МВД РФ / И.А. Горшенева. — М.: Юнити-Дана, 2013. — 910 c.

  2. Астахов Жилье. Юридическая помощь с вершины адвокатского профессионализма / Астахов, Павел. — М.: Эксмо, 2009. — 320 c.

  3. Теория государства и права. — М.: АСТ, Сова, 2010. — 160 c.
  4. Прессман, Л.П. Кабинет литературы / Л.П. Прессман. — М.: Просвещение; Издание 2-е, доп., 2014. — 144 c.
Оценка деятельности судов и судей
Оценка 5 проголосовавших: 1
Читайте так же:  Возмещение ущерба с виновника дтп, исполнявшего трудовые обязанности

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here